« … Достойному сотруднику великого брата и редкой души человеку»

с 6 октября 2020 по 29 января 2021

Сегодня в музее


МОДЕСТ ЧАЙКОВСКИЙ
1850-1916
Настоящая выставка – это попытка через документы личного архива Модеста Чайковского, фрагменты собранных им коллекций проиллюстрировать эпизоды его биографии, рассказать о его многогранной творческой деятельности.

ПОДРОБНОЕ ОПИСАНИЕ

МОДЕСТ ЧАЙКОВСКИЙ (1/13 мая 1850, Алапаевск – 2/15 января 1916, Москва) – выдающийся деятель русской культуры второй половины XIX — начала XX века, младший брат Петра Чайковского. Юрист по образованию, он вошёл в историю как человек энциклопедических знаний и больших творческих возможностей, и, прежде всего, как основатель Дома‑музея Петра Чайковского, в котором сохранена не только бытовая обстановка последних лет жизни композитора, но и его архив, библиотека. Музей стал первым в России мемориальным музыкальным музеем и одним из первых в Европе. Примеру Модеста Ильича следовали потом как в России, так и в других странах основатели мемориальных музеев писателей, художников, музыкантов. Как один из самых близких к композитору людей, свидетель многих важнейших событий в его жизни, он стал создателем его первой фундаментальной биографии, не потерявшей своего значения до настоящего времени. Композитор посвятил ему цикл «12 пьес средней трудности для фортепиано», соч. 40.

Модест Чайковский был моложе своего брата – композитора на 10 лет, а пережил его почти на четверть века. Родился он на Урале, в Алапаевске. В 1870 году окончил Училище Правоведения в Санкт‑Петербурге и поступил на службу в судебные ведомства сначала Симбирска, а затем Киева. С середины 1870‑х годов Модест Ильич стал регулярно заниматься литературным трудом: писал статьи, рецензии, постепенно начал составлять сценарии для опер, балетов, а также создавать прозаические произведения и драмы. Первая его пьеса «Благодетель» (1874, позднее переработана в пьесу «Борцы») была поставлена в Санкт‑Петербурге в бенефис Марии Савиной. В дальнейшем в его пьесах играли Мария Ермолова, Полина Стрепетова и многие другие известные артисты. По собственному признанию Модеста Ильича, театр драматический и музыкальный, были его страстью с детства.

Особое место в литературном творчестве Модеста Чайковского занимали балетные либретто. Он участвовал в изложении либретто балета «Щелкунчик»; для постановки балета «Лебединое озеро» в 1894 написал новое либретто, которое использовалось балетными труппами мира на протяжении всего XX века. К его услугам либреттиста прибегали Мариус Петипа, Людвиг Минкус.

Параллельно Модест Ильич серьезно занялся сурдопедагогикой. Важным делом на этом поприще стало воспитание и обучение глухонемого мальчика Коли Конради по системе известного сурдопедагога Жака Гугентоблера, у которого в Лионе он прошел курс дефектологии.

О работе Модеста Чайковского как переводчика его брат Ипполит писал: «Как жаль, что твой талант проявился так поздно! Чтобы вылить стихи с подстрочным переводом и сохранить стильность, кроме таланта нужны знания и языки». Модест Чайковский переводил с французского драматурга Пьера Корнеля, с итальянского — драматурга Сема Бенелли, поэта Джозуэ Кардуччи, с английского — сонеты и пьесу “Ричард II” Уильяма Шекспира, с французского — книгу Александра Улыбышева о Моцарте. Также Модест Ильич перевел на русский язык тексты кантат Баха для издания, которое вышло под редакцией Сергея Танеева.

Жизнь Модеста Чайковского в Клину типична для усадебной жизни. Заготовки на зиму: соленья, маринады, варенье, которыми он щедро одаривал приезжавших к нему родственников, — природа, животные, разведение цветов, лаун‑теннис…. «Знаешь ли маленькие цветочки, похожие на ландыши, называемые Анютины глазки», — писал он племяннику Владимиру Давыдову, — «В лесу их мириады как всегда, но, вероятно, вследствие тепла, они в этом году благоухают сильнее, чем когда либо, и наполняют лес своим запахом. Тем не менее, вся сегодняшняя прогулка была меланхолична, ибо место, где я рассчитывал найти по‑прежнему массу ландышей, оказалось вырубленным. Так что, грустно!… Меланхолия еще увеличивалась от того, что мои собачки, видимо, стали стареть и уже почти не сопровождают меня: один Клин, да и как то вяло. Ах, Боже мой, Боже мой, как грустно это “прохождение” всего!!! Был у Всенощной и горячо молился».

Путешествия и жизнь вне клинского дома, преимущественно в Италии, сделали Модеста Чайковского в глазах близких и современников русским европейцем. Он увлекался фотографией и собирал снимки, которые были для него как застывшие мгновения жизни. Просматривая их, он вспоминал о прожитом: «…сознаюсь, когда сегодня пришли мои последние фотографии из Рима …я почувствовал, что кусочек души остался в Риме».

Настоящая выставка – это попытка через документы личного архива Модеста Чайковского, фрагменты собранных им коллекций проиллюстрировать эпизоды его биографии, рассказать о его многогранной творческой деятельности.

КООРДИНАТЫ

Партнеры музея

Наверх